Ошибки «классической» ТРИЗ-педагогики

В прошлом 2011 году у нас с Мастером ТРИЗ, Анатолием Гином завязался интересный диалог, в ходе которого, я указал на ряд принципиальных ошибок ТРИЗ-педагогического движения, а Анатолий предложил мне доказать мои утверждения:

«Что касается Ваших ощущений ошибок в тризовском педагогическом движении — вы можете попробовать их доказательно изложить. Если у Вас получится, то это может оказаться полезным». http://www.metodolog.ru/node/1183

Эта статья является ответом на предложение Анатолия Гина.

1. Ошибка ТРИЗ-педагогики №1: Попытки встраивания ТРИЗ в общеобразовательную систему РФ.

То, что практически все, кроме самарской, ТРИЗ-педагогические школы пытаются встроиться в общеобразовательную систему, можно усмотреть из следующих сообщений:

1.1.«Поясню контекст: два года назад в рамках Лаборатории «Образование для Новой Эры» мы задумали разработать курс обучения для детей от 1 до 10 класса, формирующий исследовательское / изобретательское отношение к миру и соответствующие навыки». …………..  С уважением, Анатолий Гин. http://www.metodolog.ru/node/1183

1.2. «Команда «СОЗИДАТЕЛЬ» разработала и подала свою Концепцию школы на второй этап Конкурса «Школа Сколково». В составе команды — Бояркина В.И., Казакова О.Н., Корзун А.В., Крохина И.Н., Навернюк А.Ю., Нестеренко А.А., Сидорчук Т.А., Тамберг Ю.Г., Терехова Г.В., ООО «Идеальные решения» (ген. дир. — В.И. Тимохов), Lasevich E., Sokol A., Murashkovska I. (все- Латвия), Guided Brainstorming LLC (США). Руководитель команды — Н.А. Козырева».

«Ключевая проблема образования сегодня, при постоянных изменениях и росте новых знаний: отсутствие мотивации педагогов развиваться самим за пределы когда-то усвоенной в пединституте предметной «зоны комфорта», и отсутствие мотивации учащихся к заучиванию массы стремительно устаревающей информации.
Решая эту проблему, команда Концепции «СОЗИДАТЕЛЬ» предлагает:…»

Далее предлагается произвести косметический ремонт общеобразовательной системы. http://skolkovo.wikispaces.com/bonus

1.3. Санкт-Петербургская школа ТРИЗ предлагает различные виды обучения для широкого круга слушателей — школьников, студентов и преподавателей.
http://www.ratriz.ru/

Доказательство:

Российская общеобразовательная система страдает теми же болезнями, что и американская. Об этих болезнях трудно сказать лучше, чем Джон Тейлор Гатто в книге «Фабрика марионеток. Исповедь школьного учителя» http://www.koob.ru/gatto/dumbing_us_down

Вот несколько выдержек из этой книги:

«В разных районах США действуют разные учебные планы, их содержание порой сильно отличается друг от друга, но есть семь предметов, которые преподаются везде — от Гарлема до Голливуда. Эти предметы составляют реальный национальный учебный план, который влияет на детей в гораздо большей степени, чем вы можете себе это представить. Так уж лучше вам знать, в чем его суть. Вы, безусловно, вольны оценивать эти предметы, как вам угодно, но, поверьте, я меньше всего намеревался иронизировать в своем выступлении. Именно это я на самом деле преподаю, и за это вы платите мне деньги. Судите сами.

Предмет № 1. Бессистемность.
Некоторое время назад женщина по имени Кэти из г. Дюбуа, штат Индиана, написала мне следующее:

Какие большие идеи важны для маленьких детей? Самое важное — это дать им понять, что выбор того, что они учат, — не чья‑либо случайная прихоть, что во всем есть определенная система, что информация не просто льется дождем на них, в то время как они беспомощно пытаются ее поглотить. В этом задача — помочь понять взаимосвязанность всего, сделать информационную картину целостной.

Кэти ошибается. Как раз‑таки первый урок, который я даю детям, — это урок бессистемности. Все, чему я учу их, дается вне всякого контекста. Ничто ни с чем не связано. Я преподаю слишком много всего разного — я рассказываю им про движение планет по орбитам, про закон больших чисел и про рабство, я преподаю им черчение, танцы, гимнастику, хоровое пение, учу их, как вести себя при появлении неожиданных гостей, а также как вести себя с незнакомыми людьми, которых они, возможно, никогда больше не увидят, я учу их поведению при пожаре, учу языкам компьютерного программирования, учу умению проходить стандартизованные тесты, я даю им опыт возрастной сегрегации, не имеющей ничего общего с реальной жизнью… Какое отношение все это имеет одно к другому?»

«Предмет № 2. Сепарация.
Я учу детей тому, что они должны оставаться в том классе, в который их определили. Я не знаю, кто распределяет детей по классам, да это и не мое дело. Дети пронумерованы, так что, если кому-то удастся ускользнуть, он тут же будет возвращен в нужный класс. На протяжении многих лет способы категоризации детей так разнообразились, что трудно стало разглядеть реального человека под бременем тех ярлыков, которые ему присвоены. Категоризация людей является распространенным и очень прибыльным делом, однако от меня смысл этого действия ускользает. Я даже не понимаю, почему родители позволяют творить такое со своими детьми»

«Предмет № 3. Безразличие.  Третий урок, который я даю детям, — это урок безразличного отношения к делу. Фактически я учу детей ни во что не вкладывать душу, причем делаю это очень утонченно. Я требую, чтобы они полностью отдавались моим урокам, подпрыгивая на своих местах от нетерпения, и яростно состязаясь друг с другом за мое внимание. Сердце радуется такому поведению: оно производит впечатление на всех, даже на меня. Когда я бываю «на высоте», я добиваюсь великолепного проявления энтузиазма. Но когда звенит школьный звонок, я требую, чтобы дети тут же бросили все, чем мы до этого занимались, и быстро бежали на следующий урок. Они должны включаться и выключаться, как электрический прибор. И как бы ни был важен процесс, происходящий на уроке, звонок превыше всего. Причем, насколько мне известно, это касается не только моего класса, но и других. В результате ученики никогда ничего не познают полностью»

«Предмет № 4. Эмоциональная зависимость.
Четвертый урок, который я даю детям, — это урок эмоциональной зависимости. С помощью звездочек, красных галочек, улыбок, хмурых взглядов, призов, почестей и наказаний я приучаю детей подчинять свою волю командной системе. Права могут быть дарованы человеку или отобраны у него высшей властью без возможности обжалования, так как в школе истинных прав не существует — даже свободы слова, если только школьные власти не распорядятся иначе. Будучи школьным учителем, я вторгаюсь в сферу многих личных решений, помогая тем, кто, по моему мнению, этого достоин, или налагая дисциплинарные взыскания на тех, кто демонстрирует поведение, подрывающее мою власть. Дети и подростки постоянно пытаются проявить свою индивидуальность, но я бываю короток на расправу. Проявление индивидуальности противоречит принципу сепарации и является проклятием любой классификационной системы»

Предмет № 5. Интеллектуальная зависимость.
Пятый урок, который я даю детям, — это урок интеллектуальной зависимости. Ученики ждут, когда учитель скажет им, что надо делать. Важнейшим уроком, который получают дети в школе, является тезис о том, что в жизни можно и нужно полагаться на мнение других людей — более умных, более опытных, более образованных. Только я, учитель, вправе решать, что именно будут учить мои дети, вернее сказать — те, кто мне платит, принимают решения, которые я потом претворяю в жизнь. Если мне говорят, что эволюция является фактом, а не теорией, я передаю это дальше, не рассуждая об этом и наказывая отступников, которые отказываются думать так, как считают нужным начальники от образования. Право контролировать мысли детей, решать, что именно они должны думать по тому или иному поводу, позволяет мне легко разделять учеников на успешных и неуспешных.»

«Предмет № 6. Зависимость самооценки от мнения окружающих
Я учу детей тому, что их представление о себе определяется мнением окружающих. Если вы когда-либо пытались приструнить детей, чьи родители внушили им, что будут любить их, независимо от чего бы то ни было, вы знаете, как трудно сломить сильных духом. Наша общественная система не выдержит потока уверенных в себе людей, поэтому я учу детей, что их самооценка должна зависеть от мнения специалиста. Мои ученики постоянно подвергаются тестированию и оцениванию.
Ежемесячно родителям ученика отправляется объемная учебная ведомость, в которой жизнь ребенка разбита на отдельные предметы. Каждый предмет оценен, чтобы родители знали, что в ребенке должно вызывать их недовольство и неодобрение, а чем они могут гордиться. Хотя я убежден, что в составлении этих математических отчетов смысла очень мало, эти солидно выглядящие документы вынуждают детей делать о себе определенные выводы и принимать решения с оглядкой на суждение посторонних. Условием существования нынешней системы обучения, так же, как и источником поддержания коммерческой экономики, является негативное и зависимое от других представление людей о себе. Самооценка, являющаяся основополагающим фактором любой серьезной философской системы, когда-либо возникшей на нашей планете, полностью игнорируется. Основной урок всех этих аттестаций, оценок и тестов следующий — детям не следует доверять себе или своим родителям, им следует полагаться на мнение дипломированных специалистов. Люди нуждаются в том, чтобы им указывали, чего они стоят»

«Предмет № 7. Полная подконтрольность, или Спрятаться невозможно.
Седьмой урок, который я даю детям, сводится к тому, что спрятаться от внешнего контроля невозможно. Я внушаю ученикам, что они находятся под постоянным надзором, как моим, так и моих коллег. У детей нет личного пространства, нет личного времени. На переход из одной классной комнаты в другую отводится ровно триста секунд, чтобы максимально ограничить неформальное общение детей друг с другом. Поощряется «стукачество» на сверстников и даже на собственных родителей. Безусловно, я также призываю и родителей сообщать мне о каких-либо отклонениях в поведении детей. Семья, приученная ябедничать друг на друга, вряд ли утаит какие-либо опасные тайны.
Школа продолжает свое влияние на ребенка и дома, задавая ему домашние задания, которые он обязательно должен выполнять. Ощущение постоянного надзора распространяется, таким образом, и на домашнюю жизнь, в которой при наличии свободного времени ученики могли бы почерпнуть что-либо несанкционированное у своих родителей, научиться чему-либо на собственном опыте или в результате наблюдений за чьим-либо мудрым поведением. Нелояльность идеям школьного обучения — это то, чего отчаянно боится школа, она воспринимается ею как дьявол, всегда готовый вырваться наружу.
Постоянный надзор и отрицание права на личное пространство и время означают признание того факта, что никому нельзя доверять. Личная жизнь детей фактически является чем-то незаконным»

Итак, общеобразовательная система обучает ребенка бессистемности, сепарации, безразличию, эмоциональной и интеллектуальной зависимости, низкой самооценке и подконтрольности (пассивности).

Цель же ТРИЗ-педагогики — формирование творческой личности, что означает обучение прямо противоположному — системности, целеустремленности, эмоциональной и интеллектуальной независимости, высокой самооценке и независимой активности. Невозможно двигаться одновременно в двух противоположных направлениях. Поэтому всякие попытки альянса ТРИЗ-педагогики с общеобразовательной системой обречены на провал.

2. Ошибка ТРИЗ-педагогики №2: Бессистемность.

Нет общепринятой системы подготовки ТРИЗ-специалиста, которая охватывала бы возраст от 6 месяцев до 14 лет, содержала бы необходимый и достаточный набор дисциплин и имела бы КПД, близкий к 100%. Вкрапления элементов ТРИЗ в школьные дисциплины, усечения АРИЗ, использование у учебном процессе сказок и сказочных героев, выдуманных рассказов проблемы формирования творческой личности не решают.

3. Ошибка ТРИЗ-педагогики №3: Поздний старт.

Сформировать навыки и отношение к миру можно только в дошкольном возрасте, пока мозг еще растет и открыт для формирования новых межнейронных связей. После шести уже поздно, даже после трех уже поздно. Попытки очеловечить детей-маугли, выловленных в возрасте превышающем шестилетний, еще ни разу не привели к успеху. Поэтому ТРИЗ-педагогика должна иметь средства воспитания творческих навыков у детей грудничкового возраста. Развитие правополушарных функций, ответственных за творческий процесс должно начинаться именно с этого возраста. Те структуры мозга, которые не напрягаются в период роста, остаются недоразвитыми. Это доказано в экспериментах Клоссовского и Креча.

4. Ошибка ТРИЗ-педагогики №4. Отсутствие связи с заказчиком.

Вытащить отечественную экономику из глубочайшего сырьевого кризиса, перевести ее на инновационные рельсы может только массовое движение профессиональных изобретателей. Следовательно, заказчиком на «продукцию» ТРИЗ-педагогики является государство. Государство должно оплачивать работу ТРИЗ-педагогов, методологов и методистов, разработку методических пособий, аренду учебных площадей. Отсутствие участия заказчика в развитии ТРИЗ-педагогического движения приводит к тому, что люди, которые готовят самых дорогих специалистов, способных внести весомый вклад в развитие отечественной экономики, влачат жалкое существование.

5. Ошибка ТРИЗ-педагогики №5: Ориентация на бумажные носители информации.

ИКР для носителя информации — это информация без носителя. Этим требованиям наиболее полно отвечают электронные носители — флеш-карты и компакт-диски. Поэтому удивительно то, что до сих пор престижным среди ТРИЗовцев является публикация книг на бумажных носителях.

Не настала ли пора исправлять выявленные ошибки?

Comments are closed.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *